Депрессия и творчество

Перечитывая в который уже раз Финна Скэрдеруда, вновь нахожу прекрасное.

«Без наклонности к меланхолии нет психики,
а есть лишь внешнее поведение». Ю.Кристева

Фрейд понимает меланхолию как неизбежную печаль. Введенное им понятие работа скорби, возможно, отражает влияние индустриальной эпохи.

Меланхолик тоскует о потерянном объекте любви, но и в тоже время ненавидит его, потому что тот его покинул. Это типичная реакция печали. Меланхолик не осознает своей агрессивности по отношению к утерянному, но идентифицируется с ней и направляет эту агрессию на самого себя. Меланхолик не может примириться с потерей, отказывается принять ее, как это делают другие скорбящие люди. Он мысленно воссоединяется с потерянным объектом и тем самым его сохраняет и оберегает. Для скорбящего о потере мир пуст. Для меланхолика пуст не только мир, но и его собственное Я. Роковым для него оказывается то, что от потерянного объекта он может освободиться лишь в том случае, если атакует самого себя.

Далее

Немного к терапии нарциссов

«Если шпага твоя коротка, удлини ее шагом вперед»
(Лазар Гош)

Эту французскую поговорку недавно напомнил мне один знакомый. При всей незатейливости, для меня в ней открывается глубочайший психотерапевтический смысл. Про то, как качественно жить свою жизнь, даже несмотря на факт своего несовершенства.

В терапии нарциссических расстройств такая внутренняя работа может длиться действительно долго, поскольку трансформация структуры психики, психологических защит (которые весьма и весьма закостенелы) должна пройти все этапы горевания:

Далее

О неприглядной правде жизни

Велика и неизбывна тяга русского человека к чудесам и всевозможной магии.
Под этой тягой глубоко и крепко запечатан сценарий соблазнения, ощущение внутреннего дефицита и настороженного недоверия. Ибо с детских времен (с тех самых, когда психологически хрупкие взрослые создавали ребенку мир, в котором невозможно было говорить о реальности – ни то, что внутренней, а даже внешней) слово, описывающее реальность, представляет серьезную опасность для многих людей, унаследовавших ту самую внутреннюю хрупкость от своего окружения.
Поэтому возможно я тут что-то крамольное выскажу, но на истину и не претендую.
Вот любит русский человек фокусы и шоу с незапамятных времен, когда нужно было народу конкретного, а именно хлеба и зрелищ.. Далее

Немного о расщеплении

Одним из результатов длительной глубинной
психотерапии является то, что психика пациента дифференцируется, или становится более сложно устроенной. Иначе говоря, происходит процесс расширения сознания от однозначно расцепленного черно-белого к более богатому на оттенки, детали и тонкие нюансы «многоцветному» восприятию привычных прежде событий, фактов и людей. То есть взрослую личность отличает дифференцированное восприятие реальности.

Если для ребенка, чья психика незрела, поскольку только формируется, вполне объяснимо категоричное деление людей и событий по принципу «хороший-плохой», то более развитое сознание взрослого (психологически) человека способно включать в анализ такие дополнительные «неизвестные», как например контекст или факт лишь частичного понимания внешней реальности в связи с ограниченностью человеческого мышления.

То есть взрослым сознанием человек уже может допустить, что не способен знать чего-то полностью, или отойти от однозначного оценивания, осознавая, что в разных обстоятельствах один и тот же объект может означать разное.

Возьмем для примера топор. Далее

Что такое выученная беспомощность

Весьма показательный пример выученной беспомощности у насекомых.
Плохая новость – у людей выученная беспомощность формируется похожим образом и зачастую оставляет суровый отпечаток нереальных ограничений на всю жизнь

Но есть и хорошая новость:  люди, в отличие от насекомых, обладают способность к осознаванию… А значит «предопределенный крышкой» сценарий жизни может быть успешно отменен…
С днем психического здоровья, и берегите себя!

За предоставленный ролик спасибо _esina

Еще о выученной беспомощности здесь

Дважды рожденные

Каждый человек, и каждый профессионал в том числе, выбирает в своей жизни делать то, в чем для него есть смысл. Я сознательно выбираю браться за работу с погранично организованными клиентами. Раньше это было скорее неосознанно, больше интуитивно, импульсивно даже. Сейчас (и замечаю, что с каждым годом все больше), я берусь за такую работу во многом благодаря вере и большему пониманию. Я действительно верю в возможность помощи глубоко и многократно израненным Душам этих людей. А еще потому, что под ворохом разнообразных психических защит – то есть  вопреки их неистовству и разрушительной силе — я вижу Светящееся Чудо внутри. Ради того, чтобы и они увидели, и научились понимать, защищать, оберегать и относительно устойчиво жить в этом ранящем их хрупкие сердца мире, вероятно, стоит потрудиться…Хотя, многим бывает трудно в это поверить. Для этого нужно увидеть, и хоть немного узнать о них, понять их историю, их боль и степень отчаяния… Далее

Жить невозможно, Убить! … или формула нарциссизма

Активно почитывая последние посты коллег, друзей и разные
«умные книжки», захотелось мне опять вернуться в вопросу, чем же так сложна психотерапия клиентов с ярко выраженной нарциссической структурой личности (а также некоторых пограничных персон);

Я полагаю, что одной из основных сложностей в терапии нарциссов является малая вероятность доведения терапии до логического завершения, то есть до удовлетворения запроса, или, как минимум, до достижения устойчивых промежуточных результатов, которые могут быть сохранены, например, до следующего этапа прохождения терапии, (возможно, у другого терапевта, это не столь важно) или спустя какое-то время, когда клиент после перерыва ощутит желание продолжить работу на новом уровне с этим же терапевтом.

Мне весьма близка метафора матери и дитя, поскольку в ней прекрасно видны ключевые моменты, символически напоминающие терапевтическое пространство. Далее

«Клетка». Метафора психотерапии

Can beauty tame the beast?

Давно хотела написать о фильме «Клетка» (The Cell, 2000, режиссера Тарсема Синха), и всякий раз откладывала, поскольку то и дело натыкалась на всё новые и новые детали, вновь рассматривала это кино с разных сторон и акцентировала внимание на неожиданных моментах, которые раньше не видела.

Сюжет фильма – как и большинство фильмов этого жанра (психологический триллер-драма – ужасы – фантастика), незамысловат. Фильм «Клетка» о том, как главная героиня, психиатр по имени Кэтрин, проникает в сознание серийного убийцы, находящегося в коме.

У меня нет цели заниматься разбором фильма с точки зрения его художественной ценности или актерской игры. Скорее, я хочу поделиться несколькими соображениями, родившимися благодаря метафоричности и яркой образности фильма, которые без сомнения посвящены в нашей профессиональной жизни терапии психотических пациентов (или, как говорят порой синоптики, «местами и временами» – некоторых пациентов пограничного уровня).

По сюжету фильма, героиня Лопез с помощью специальной программы и оборудования, решается на проникновение во внутрипсихический мир глубоко нарушенного больного шизофренией маньяка. Его мир – извращенный, сюрреалистичный, скорее даже фантасмагорический – совершенно не сочетается с миром привычным, реальностью, с которой знаком  в целом здоровый человек.

Далее

Переведи меня

Высокие договаривающиеся стороны уселись по оба конца стола, а между ними неприметной тенью примостился переводчик. Все молчали.

Первым начал Он.

- Я тебя люблю.

Её передёрнуло, но переводчик сделал Ей знак и сказал: Далее

Еще немного о боли

Темой работы с пограничностью я интересуюсь давно и продолжаю
свой интерес углублять, в попытке понять людей с  пограничной структурой. Я все еще настойчиво верю в возможности психотерапевтического лечения пограничных клиентов; что идет вразрез с до сих пор бытующим в определенных психиатрических кругах упрощенным делением пациентов на невротиков и психотиков, последним из которых предписывается неизбежное медикаментозное лечение.

Мой опыт и опыт моих коллег показывает, что часто решение не работать с такими людьми принимается в том числе по причине высокой трудности работы с ними (конечно, куда легче выписать рецептик, таблетки точно помогут убрать симптомы, ну и что, что лишь временно).
Терапевты, не готовые вкладываться в порой весьма истощающий и дефицитарный терапевтический процесс (требующий большой устойчивости, включенности и иных вложений, но даже при всем этом довольно медленный, ограниченный в возможностях и хрупкий в смысле достижений), или сами не берут таких клиентов в терапию, оценивая всю сложность, глобальность и глубину работы с ними (причем, многие не соглашаются работать даже совместно с психиатром, чего я вовсе не осуждаю, а очень даже «за», если терапевт хорошо понимает свои личные ограничения), или в принципе считают эту работу невозможной, прикладывая идею «недостижимости исцеления пограничников» ко всем терапевтам разом.
На днях меня спросили, чем же работа с пограничным клиентом так сложна? Далее

« Предыдущая страницаСледующая страница »


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека счетчик посещений