Доступно о работе негатива и её связи с одиночеством

… пишет моя коллега из Кишинёва Ксения Канская по следам интереснейших лекций, посвященных этому уже нередкому состоянию.

Так, описывается тот самый «феномен бездонности», ненасыщаемости достаточно большой группы пациентов, функционирующих на пограничном уровне. В конспекте очень понятным языком описаны причины того самого неутолимого голода и ярости таких пациентов (обращенной вовне или чаще внутрь себя) на то, что ничего не подходит, ничего не работает, ничего не насыщает эту бездонную черную дыру, полную безнадежного отчаяния.

Когда субъект в младенчестве вынужден чрезмерно долгое время пребывать в отсутствии объекта (буквально или эмоционально), он вынужден галлюцинаторно удовлетворять своё желание или потребность. Это галлюцинаторное удовлетворение — насыщенное по своему характеру — оставляет след в психическом – как бы след чистого удовольствия.
И тогда, впоследствии, уже в своей взрослой жизни, человек не сможет принять инвестиции реального объекта. Потому что велика будет разница между следом в психическом о насыщенном галлюцинаторном удовлетворении и реальной инвестицией (реальной заботой) реального объекта в реальном мире. Ведь реальной заботе реального человека до уровня «чистого» удовольствия младенческой «галлюцинации» никогда не дотянуться.
Соответственно, те инвестиции, которые реально может предложить реальный человек – партнёр, психоаналитик, коллега, друг, любовник и т.д. — психика пограничного пациента не способна принять. Это подобно тому, как Земля после долгой затяжной засухи уже не способна впитывать воду, когда пошёл ливень.

Клиника работы негатива – это неспособность психики впитывать целебные воды реальной – а значит далеко не совершенной – земной Любви, и, как следствие, отвержение реальных объектов. Объекты воспринимаются как плохие, не годные, ибо их инвестиции не дотягивают до совершенства галлюцинаторного удовлетворения желания. А все плохое психика отбрасывает во вне, то есть отвергает.
Субъект проецирует на объект идеальное (галлюцинаторное в прошлом) качество удовлетворения желания и ожидает от него этой совершенной, по сути, галлюцинации.
Чего ни один реальный объект дать не может. И тогда он воспринимается как плохой и ответственный за фрустрацию.

Андрэ Грин говорит:
«В случае, когда объект отвечает на потребности субъекта не полно, то негатив перейдет из разряда виртуального в реализованный негатив, в форме противоположности положительному ожидаемому и предполагаемому из-за появившегося разочарования. Это напряжение между воспоминанием о галлюцинаторном исполнении желания и настоящим (реальным) опытом, который удовлетворяет потребность, но разочаровывает желание – имеет фрустрирующее воздействие. И появляется выталкивание во вне непереносимых аффектов, связанных с объектом, которому они адресованы.

Такой объект становится ответственным за плохое самочувствие, за плохость и идентифицируется как чуждый и внешний» ( перевод с французского Аурелии Коротецкой).
Этот реальный объект делается ответственным за плохое самочувствие и за все фрустрации субъекта с клиникой негатива.

Становится понятно, какие будут у человека с клиникой негатива объектные отношения.
(а именно – никаких, или такие, которыми он будет неудовлетворен). Боль пустоты, отчаяния и одиночества.

Для того, чтобы в жизни человека появился другой человек, необходимо, чтобы

1. качество удовлетворения менялось во времени,  а не оставалось только галлюцинаторным: психике необходим опыт встречи с переносимым для неё несовершенством и с неполнотой удовлетворения);

2. имела место переносимая разница между галлюцинаторным исполнением желания и реальным удовлетворением потребности

По следам семинаров Аурелия Коротецкая о работе негатива.

Источник: см

Размещено в психотерапия · Метки:

Поделитесь своим мнением


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека счетчик посещений