Диагностика: мазохистические личности

Отличное описание некоторых типов личности нашла у Алены Лукьяновой. Доступно, красочно, с примерами. Возможно, кому-то пригодится.  Сегодня хотелось бы поговорить о мазохистических личностях.

Общественное сознание часто не видит разницы между мазохистами и саморазрушающимися личностями. На самом деле, это две большие разницы. Или четыре маленькие. В мазохизме, в отличие от самодеструкции, много энергии, много борьбы и протеста. Те, которых принято называть «злобными жертвами» и «кузнецами собственного геморроя»,  – это как раз мазохистические личности.

Мазохиста отличает то, что он способен соорудить себе оскорбление из чего угодно…

Далее

Еще о нарциссизме-2

Продолжаю знакомить вас  с  нарциссической темой, начатой Аленой Лукьяновой, и опубликованной мною здесь.

Итак, Две половинки одной… ягодки

Из вышеизложенного очевидно уже понятно, что с позиции переживания себя нарцисс – это не целый человек, а максимум, полчеловека. Эдакий барельеф. Тот самый фасад, который тщательно поддерживается за счет внешних успехов и достижений, с одной стороны, и за счет избегания неудач, поражений и ошибок – с другой. Нарциссические личности, как правило, являются социально успешными и адаптированными.
Того, что в них есть что-то кроме этого, нарциссы не замечают в упор, точно так же, как когда-то этого не замечали в них их родители. В этом отношении любой нарциссически организованный товарищ слеп, как крот. И одновременно подобные товарищи проявляют орлиную зоркость относительно того, что не соответствует их представлению об идеале, в ближних, дальних и мимо проходящих. И не упустят ни малейшей возможности обрушиться с критикой на обнаруженное отклонение и носителя оного. Опять же, полностью воспроизводя то самое, что когда-то делали родители с ним самим. Далее

Еще о нарциссизме

Хорошо о нарциссизме пишет Алена Лукьянова. Много светлых мыслей, подробно и просто объясняющих, почему часто взрослые и социально состоявшиеся люди приходят в терапию с темой: «у меня же все хорошо – отчего же мне так плохо?». Очень рекомендую. Но прежде – о зачатках этого феномена.

В том месте, где происходит первая встреча родителя и ребенка,  у родителя есть факт наличия ребенка – и все. Дальше с этим фактом можно обходиться любым из перечисленных выше способов.

Удерживая фокус внимания:
– на ребенке,
– на то, что я делаю с ребенком,
– на том, что ребенок делает со мною,
– на том, как выглядит мой ребенок для кого-то другого,
– на том, как выгляжу я-родитель для кого-то другого,
– на том, как выглядим я-родитель и ребенок для кого-то другого,
– на собственных фантазиях о том, что есть мой ребенок,
– на собственных фантазиях о том, каким должен быть мой ребенок,
– на своем детском опыте и попытках «с ребенком «сделать так же» или «сделать с точностью до наоборот»,
– на том, что «правильно» и что «неправильно» в детско-родительских отношениях,
– на чем-то постороннем вообще… Далее

Драконы и их пища

       Нарциссические черты есть у каждого.
Однако степень их проявления выражена у всех по-разному: от отдельных, «здоровых» проявлений нарциссизма, до «злокачественной», практически полностью исказившей ядро человеческой личности патологии. В нашей (российской)  культуре, к сожалению, этот феномен встречается на каждом шагу. Некоторые психоаналитики говорят о современной «эпидемии нарциссизма». Я полностью согласна с таким неутешительным «приговором».

Занимаясь подборкой тематических статей, предназначенных не для специалистов-психологов, а для не владеющей специальной психологической терминологией, но увлеченных идеей самопознания людей, продолжаю  публиковать найденное мной о нарциссизме, нарциссической травме, проявлениях и печальных последствиях этого феномена.

На этот раз хочу представить пост Анастасии Фокиной «Драконы и их пища».

     Драконы и их пища Далее

О насилии и близости

Новая заметка от Анастасии Фокиной. Как всегда – рекомендую по причине важности, доступности  и полезности.

НАСИЛИЕ и БЛИЗОСТЬ

Хрупкость, излишняя ранимость, неустойчивость к агрессии – своей и чужой – следствие перенесенного насилия, и далеко не обязательно физического.
Также следствием такового является такая загадочная для многих психическая защита как страх близости.
Близость – это способность переносить ДРУГОГО человека (не такого, как сам субъект) со всеми его чувствами и процессами, очень близко, рядом, будучи толерантным к различиям, и не теряя своих чувств и процессов. Это приятно, но одновременно и страшно, а для многих сохранять себя рядом с другим вообще невозможно.

Ведь когда-то, в момент перенесенного насилия, человек бессознательно решает – больше никогда ничто не нанесет мне такой боли, такого вреда, как то, что случилось сейчас, больше никто другой, отличающийся от меня, не приблизится ко мне настолько, чтобы причинить мне вред. Ведь насилие – это всегда разрушение границ, то есть фактически слияние. А для близости также необходимо в какие-то моменты пропустить другого внутрь своих границ, размыть их, растворить, войти в слияние. Но и выйти. Человек, перенесший насилие, не может выйти, оставшись в своих границах, его границы нечетки, неясны ему самому, он даже не всегда знает, что подвергался насилию и часто не осознает, что чувствует по отношению к близости, к приближению другого. Далее

Насильники поневоле (А. Варга)

Насилие в семье, всякое – физическое, сексуальное, эмоциональное – происходит часто и во многих семьях, но совсем не всегда воспринимается как насилие всеми участниками этого процесса.

Есть, конечно, очевидные случаи, когда отцы, отчимы, дяди и прочие родственники мужского пола насилуют и\или систематически избивают маленьких девочек или мальчиков. Обычно такое квалифицируется окружающими как насилие. Во многих других случаях насильник не считает, что он совершает насилие, жертва не считает, что подвергается насилию, и свидетель не понимает, что же он наблюдает. Муж с женой поссорились и подрались, но муж оказался мощнее жены и в пылу драки избил ее несколько сильнее, чем собирался. Это что? Физическое насилие? Девять человек из десяти удивятся такому определению. «Семейное дело, с кем не бывает, ну повздорили, милые дерутся…» Я наблюдала кросскультурный брак – муж русский, жена американка. Однажды муж дал пощечину жене. Жена решила с ним развестись и, мало того, посадить его в тюрьму за физическое насилие. Жили бы они в Америке, так бы она и сделала. В России у нее это не вышло. В милиции очень смеялись, а муж сказал: «Ты еще глупее, чем я думал. У нас в семье это обычное дело. Папа маму бил, и я свою первую жену поколачивал». Против развода муж не возражал, обиделся за то, что в тюрьму жена хотела его посадить.

А вот еще знакомый сюжет. Муж требует от жены секса…

Скачать полный текст

« Предыдущая страница


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека счетчик посещений